Понедельник
23.10.2017
20:19
Контакты

Проспект Ленина 81, 210 (вход в левую дверь), 22-00-560
8-951-479-91-67
2651711@mail.ru

Поиск
Рекомендуем

Форма входа
Категории раздела
Рефераты [1]
Контрольные работы [2]
Курсовые работы [1]
Дипломные работы [0]
Отчеты по практике [0]
Друзья сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

stat24 -счетчик посещаемости сайта

Яндекс.Метрика

Отличник.biz
Главная » Файлы » Бесплатные работы » Контрольные работы

Муниципальное право. Вопрос+задача+тест
[ Скачать с сервера (99.0Kb) ] 10.02.2011, 19:53

1. Выполнить задание: Понятие и классификация общих принципов организации местного самоуправления

Местное самоуправление как принцип и коллективное право местных сообществ жителей, вырастающее из индивидуальных, групповых прав, и наоборот, порождающее их, прежде всего, является средством уточнения, конкретизации правового положения человека и гражданина, инструментом обеспечения достоинства личности. Местное самоуправление как социальный институт наряду с государством выступает механизмом осуществления народного суверенитета, инструментом обеспечения державности. В силу ч. ч. 2, 3 ст. 3 Конституции РФ народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления. Высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы. Последняя норма предполагает референдумы и выборы не только государственного, но и муниципального уровня.[1]

Местное самоуправление раскрывает и обеспечивает исходные конституционные ценности в тесном взаимодействии с конституционными положениями о верховенстве на всей территории страны Конституции РФ, федеральных законов, самоопределении народов, единстве и равенстве гражданства, единстве экономического пространства, равенстве форм собственности, социальной направленности государства, идеологическом и политическом многообразии и т.п. В частности, в рамках местного самоуправления как политико-правового пространства должна обеспечиваться действенность всех перечисленных положений.

Статья 1 Конституции РФ в числе базовых принципов российского государства называет правовую направленность государства, республиканскую форму правления и демократический режим. Перечисленные положения являются организующими устоями и для местного самоуправления, поскольку оно является каналом осуществления народовластия. Однако такой основополагающий для государства принцип, как осуществление государственной власти на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную (ст. 10 Конституции РФ), прямо на местное самоуправление не распространяется, хотя может иметь место и на деле осуществляется во многих муниципальных образованиях. На этом уровне нет законодательных и судебных органов. До вступления в силу Закона от 6 октября 2003 г. не обязательно было создание исполнительных, контрольных органов местного самоуправления. Указанный подход вытекает и из Европейской хартии местного самоуправления (ст. 3 и др.).

Разделение власти имеет не только горизонтальный аспект (разделение власти между органами одного уровня), но и аспект вертикального разделения власти. В Конституции РФ он заложен в ст. ст. 5, 11, 12. В рамках вертикальной децентрализации власти наряду с государственным центром (Российской Федерацией) и регионами (субъектами РФ) обособляются также местные сообщества жителей (муниципальные образования). Названные составляющие определяют дробление аппарата публичной власти на три группы органов: федеральные органы; государственные органы субъектов РФ; органы местного самоуправления. Вертикальная децентрализация власти с обособлением самостоятельного местного самоуправления подтверждает превращение последнего в основополагающий элемент конституционного строя страны. В обозначенном смысле местное самоуправление на территории субъектов РФ - децентрализация в децентрализации, способ предотвращения сепаратистских устремлений субъектов Федерации. В известном смысле местное самоуправление для субъектов Федерации - то же самое, что федерализм для государства в целом.

Местное самоуправление и публичная власть. Конституция РФ не просто обособляет местное самоуправление, но и отделяет его от государственно-властного механизма. Согласно ее ст. 12 органы местного самоуправления (а это ведущее и постоянно функционирующее звено муниципальных образований) не входят в систему органов государственной власти. Означает ли это, что местное самоуправление есть вид общественного, гражданского самоуправления, один из элементов гражданского общества в его относительном противопоставлении государственно-публичному аппарату власти? Можно ли рассматривать местное самоуправление в качестве своеобразного общественного института? Для положительного ответа на эти вопросы нет сколько-нибудь весомых оснований.

Во-первых, если общественные объединения возникают и исчезают по воле граждан, могут создаваться или не создаваться, то органы местного самоуправления, муниципальные образования в целом создаются в обязательном порядке - они не факультативны. Во-вторых, если общественные объединения самостоятельно определяют направления своей деятельности, то в отношении муниципальных образований и их органов направления работы задает государство в императивном порядке. В-третьих, если объединение в общественные союзы происходит на основе общности субъективных интересов людей (я объединяюсь с теми, кто мне близок), то объединение в муниципальные образования обусловливается объективным фактом совместного проживания людей. Кроме того, человек способен менять союзы общения, не меняя объективных условий своего существования - смена ячейки местного самоуправления всегда связана с перемещением в пространстве, т.е. с изменением объективных условий своего существования. В-четвертых, деятельность общественных объединений может не ограничиваться местным уровнем, напротив, деятельность муниципальных образований всегда административно замыкается рамками низовых территориальных сообществ жителей. В-пятых, если решения руководящих органов общественных объединений обязательны для членов этих объединений в той мере, в какой они признают данные решения, то нормативные, индивидуальные веления органов местного самоуправления, принятые в пределах компетенции последних, обязательны для всех, кому они адресованы.

Итак, муниципальные образования, органы местного самоуправления не могут быть включены в совокупность добровольных, общественных объединений <*>. Муниципальные образования и их органы - элемент публично-властного механизма общества. В то же время надо отметить, что в муниципальных образованиях могут и должны тесно сплавляться публично-властные и общественные начала. К сожалению, в настоящее время местное самоуправление выступает в первую очередь как право муниципальных чиновников, а не местного населения. Необходима децентрализация самой муниципальной власти в том виде, в каком она сегодня сложилась. Одно из направлений этой работы - развитие территориального общественного самоуправлении. Как органичный элемент местного самоуправления надо рассматривать также деятельность профессиональных корпораций, любительских, конфессиональных, тому подобных групп, действующих на местах. Не случайно в Основных положениях государственной политики в области развития местного самоуправления в Российской Федерации, утвержденных Указом Президента РФ от 15 октября 1999 г., выделена особая роль местного самоуправления в становлении гражданского общества в России.

Отказ от рассмотрения местного самоуправления как вида общественной самодеятельности делает насущным вопрос о соотношении муниципальных образований и государства, органов местного самоуправления и государственных органов. Заложенная в Конституции РФ вертикальная децентрализация власти с выделением местного самоуправления в качестве негосударственного элемента публичной власти подразумевает разведение категорий "публичная власть" и "государственная власть", которые ранее традиционно отождествлялись. По смыслу Конституции РФ, механизм публичной власти включает в себя государственную и местную (муниципальную) власть. Категорию "муниципальная власть" использует Конституционный Суд РФ, именуя эту власть публичной. Кроме прочего, это означает, что местное самоуправление в качестве одной из основ конституционного строя (наряду с государством) имеет источником своего существования не государственную, а конституционную волю.

Местное самоуправление как коллективное право местного населения. В данном контексте местное самоуправление означает закрепленное в писаном праве, но естественное по своему происхождению и природе притязание жителей на самостоятельное и под свою ответственность решение вопросов местного значения. Местное самоуправление как элемент народовластия - это право населения на осуществление публичной власти. Можно ли местное самоуправление рассматривать одновременно и как обязанность граждан?

В соответствии с традиционным для теории права подходом это невозможно, поскольку объявление обязанностью того, на что ты имеешь право, отменяет названное право, перечеркивает его. Право на какие-либо действия предполагает и возможность отказаться от их совершения. Право граждан на местное самоуправление предусматривает их возможность отказаться от его осуществления. В случае такого отказа на смену местному самоуправлению в обязательном порядке должно прийти местное государственное управление. Однако иная правовая позиция сформулирована Конституционным Судом РФ в его Постановлении от 30 ноября 2000 г. по делу о проверке конституционности отдельных положений Устава (Основного закона) Курской области. Вот выдержка из данного Постановления.

"Согласно пункту 3 статьи 81 Устава (Основного закона) Курской области население вправе самостоятельно и добровольно через референдум решить вопрос о необходимости организации местного самоуправления на своей территории; согласно пункту 4 той же статьи в случае если население самостоятельно и добровольно отказалось от реализации права на организацию местного самоуправления, то на данной территории осуществляется государственная власть Курской области. В частности, исполнительную власть на территории муниципального образования в соответствии с находящимся во взаимосвязи с указанными положениями Устава (Основного закона) Курской области пунктом 1 его статьи 18 осуществляют "сельские и поселковые администрации, входящие в единую систему органов исполнительной государственной власти Курской области".

Таким образом, положениями пунктов 3 и 4 статьи 81 Устава (Основного закона) Курской области допускается упразднение местного самоуправления как такового на территории определенного муниципального образования и его замена органами государственной власти, если решение отказаться "от реализации права на организацию местного самоуправления" принято "самостоятельно и добровольно через референдум" большинством голосов населения данного муниципального образования, обладающего активным избирательным правом.[2]

Между тем из статей 3 (часть 2) и 12 Конституции Российской Федерации следует, что местное самоуправление является необходимой формой осуществления власти народа и составляет одну из основ конституционного строя Российской Федерации. По смыслу статей 32 (часть 2), 130, 131 и 132 Конституции, граждане имеют право на осуществление местного самоуправления и реализуют его путем референдума, выборов, иных форм прямого волеизъявления, через выборные и другие органы самоуправления.

Это означает, в частности, что граждане имеют право на участие - непосредственно или через своих представителей - в осуществлении публичной власти в рамках муниципального образования, причем как само муниципальное образование, так и право проживающих на его территории граждан на осуществление местного самоуправления возникают на основании Конституции Российской Федерации и закона, а не на основании волеизъявления населения муниципального образования.

Любое изменение территориальных основ местного самоуправления не может приводить к отказу от него. Возможность же полного упразднения местного самоуправления на определенной территории, предусмотренная пунктами 3 и 4 статьи 81 Устава (Основного закона) Курской области, противоречит предписаниям Конституции Российской Федерации и федеральных законов об осуществлении местного самоуправления на всей территории Российской Федерации как необходимого элемента конституционного механизма народовластия и нарушает волю многонационального народа Российской Федерации, закрепленную в Конституции Российской Федерации (статья 3, части 1 и 2; статьи 12 и 131, часть 1).

Кроме того, установив, что в случае, если население отказалось от реализации на своей территории права на организацию местного самоуправления, на данной территории осуществляется государственная власть Курской области, законодатель Курской области исходил из возможности создания сельских и поселковых органов государственной власти. Между тем в Постановлениях от 24 января 1997 г. по делу о проверке конституционности Закона Удмуртской Республики "О системе органов государственной власти в Удмуртской Республике" и от 15 января 1998 г. по делу о проверке конституционности статей 80, 92, 93 и 94 Конституции Республики Коми и статьи 31 Закона Республики Коми "Об органах исполнительной власти в Республике Коми" Конституционный Суд РФ констатировал, что территориальные органы исполнительной власти субъекта Федерации могут создаваться в административно-территориальных единицах, непосредственно входящих согласно конституции (уставу) субъекта Российской Федерации в его состав. Из этой правовой позиции следует, что в территориальных единицах, непосредственно не входящих в состав Курской области (город, слобода, село, поселок), органы государственной власти - в силу требований Конституции Российской Федерации - создаваться не могут; на указанных территориях должно осуществляться местное самоуправление.

Таким образом, пункты 3 и 4 статьи 81 Устава (Основного закона) Курской области не соответствуют Конституции Российской Федерации, ее статьям 3 (часть 2), 12, 32 (часть 2), 130, 131 и 133.

Этим, однако, не ставится под сомнение право населения в соответствии с Конституцией Российской Федерации, федеральными законами и не противоречащими им законами Курской области в установленном порядке самостоятельно определять территориальные основы местного самоуправления при условии соблюдения вытекающих из Конституции Российской Федерации требований об осуществлении местного самоуправления на всей территории Российской Федерации".

Изложенная позиция Конституционного Суда РФ, явно не бесспорная, может быть сведена к следующему. Отказаться от местного самоуправления или изначально избрать другой способ самоорганизации может только население первичных административно-территориальных единиц субъектов РФ, т.е. тех, на которые субъекты Федерации разделены (районы, города с правами районов, т.п.). Население же иных территорий (сельсоветы, волости, т.п.) или поселений обязано осуществлять местное самоуправление. Сформулировав данный подход, Конституционный Суд неизбежно встал перед вопросом о природе права населения на местное самоуправление. Что же это за право на власть, если население сельсоветов, волостей, большинства поселений обязано эту власть осуществлять?

Конституционный Суд вышел из затруднительного положения, указав, что население обладает не правом на местную власть, а правом на участие в осуществлении публичной власти в муниципальных образованиях. Думается, что Конституционный Суд мог бы избрать и более сильное и точное продолжение, заявив, что право на местное самоуправление является не просто правом, а, по сути, полномочием граждан. Полномочие в отличие от права - это сплав прав и обязанностей. Обычно о полномочиях говорят применительно к органам власти. Полномочия органов слагаются в их компетенцию. Конституционный Суд подводит нас к мысли о том, что полномочиями, компетенцией могут обладать не только органы власти, но и граждане. Следуя этой логике, и народовластие как право многонационального народа Российской Федерации на власть является полномочием, от которого народ не вправе отказаться. Значит, народ не выше Конституции. Особость местного самоуправления, народовластия в целом как гражданских полномочий в том, что они возлагаются на граждан самим многонациональным народом, а не государственными органами.

Децентрализация - способ перемещения власти, полномочий из центра управляемой системы на ее периферию и укрепления политико-правовой самостоятельности периферийных подсистем: субъектов федерации, муниципальных образований и т.п. Иногда децентрализацию отличают от деконцентрации. Так, Г. Брэбан указывает, что при деконцентрации властные полномочия делегируются государством своим структурным звеньям, т.е. центральный аппарат управления наделяет властью свои периферийные службы. При децентрализации, напротив, делегирование властных полномочий осуществляется от одного юридического лица к другому, от государства к местному коллективу или общественному учреждению. Таким образом, здесь под децентрализацией понимается перемещение властных полномочий от государства, государственных учреждений негосударственным субъектам, а под деконцентрацией - внутригосударственная децентрализация. Если воспользоваться изложенным подходом, то конституционное обособление муниципальных образований и органов местного самоуправления в нашей стране необходимо определять как негосударственную децентрализацию или как децентрализацию в собственном смысле этого слова.[3]

Принципы децентрализации. Негосударственная децентрализация мест предполагает законодательное закрепление ряда принципиальных положений, обеспечивающих и гарантирующих самостоятельность и полнокровную деятельность муниципальных образований, органов местного самоуправления. Назовем основные из них.

1. Необходимость организации местного самоуправления на всей территории Российской Федерации. Базовая территориальная единица местного самоуправления - муниципальное образование. Муниципальные образования, в силу этого принципа, должны, по общему правилу, создаваться на всех населенных территориях всех субъектов Федерации. В соответствии с рассмотренной выше позицией Конституционного Суда РФ по делу об Уставе (Основном законе) Курской области население поселений, как и население сельсоветов (волостей), не может отказаться от местного самоуправления. Это, конечно, не означает, что любой населенный пункт должен становиться самостоятельным муниципальным образованием. Он может входить в состав муниципального образования, включающего два или более населенных пункта.

Приведенные положения аналогичны тем конституционным предписаниям, которыми закрепили статус субъектов Федерации за всеми ее первичными территориальными составляющими: республиками, краями, областями, городами федерального значения, автономной областью, автономными округами (ст. ст. 5, 65 и др. Конституции РФ) и, следовательно, окончательно территориально достроили Россию как подлинную федерацию. Положения о необходимости организации местного самоуправления на всей территории Российской Федерации территориально и организационно достраивают третий, самый близкий к гражданам этаж публичной власти - местное самоуправление жителей.

2. Самостоятельное определение муниципальными образованиями своего статуса, структуры и статуса своих органов в соответствии с федеральным законодательством и законодательством субъектов Федерации в собственных уставах. Уставы муниципальных образований для своих образований играют ту же роль, что и Конституция РФ для страны в целом, конституции, уставы субъектов Федерации для соответствующих субъектов. Устав муниципального образования - своеобразная "конституция", которая комплексно определяет важнейшие принципы устройства и жизнедеятельности своего территориального коллектива. Не случайно в уставах многих муниципальных образований указывается, что данные уставы имеют высшую юридическую силу по отношению ко всем иным муниципальным нормативным актам, прямое действие. Уставы муниципальных образований принимаются их представительными органами местного самоуправления или непосредственно населением.

Самостоятельность местного самоуправления носит относительный характер, поскольку государство законодательно определяет пределы полномочий местного самоуправления. В зависимости от сферы осуществления местного самоуправления выделяют учредительные, компетенционные, организационные и территориальные пределы.

3. Недопустимость образования органов местного самоуправления, назначения должностных лиц местного самоуправления органами государственной власти и государственными должностными лицами. Названный принцип имеет в виду любые органы местного самоуправления и любых должностных лиц местного самоуправления, которые действуют в соответствии с уставами муниципальных образований.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ рассмотрела в судебном заседании 21 сентября 1995 г. в качестве кассационной инстанции дело по иску Иркутской городской Думы и администрации г. Иркутска к Законодательному Собранию и губернатору Иркутской области о частичном признании ст. 32 Закона Иркутской области "О бюджетном устройстве и бюджетном процессе в Иркутской области" недействительной. Она пришла к выводу, что предусматриваемые спорной статьей право начальника главного финансового управления области на назначение и освобождение от должности начальников финансовых управлений городов и районов области по представлению исполнительных органов последних, его право по определению предельной численности работников финансовых управлений городов и районов области противоречат действующему законодательству о местном самоуправлении, вторгаются в компетенцию органов местного самоуправления. В конечном итоге Судебная коллегия оставила без изменения решение Иркутского областного суда от 31 мая 1995 г. по данному делу, в котором последний в качестве суда первой инстанции признал вышеприведенные положения ст. 32 оспариваемого Закона противоречащими законодательству, недействительными и не порождающими правовых последствий со дня подписания оспариваемого Закона губернатором Иркутской области. Таким образом, судебная практика идет по пути обеспечения принципа недопустимости для государственных органов и должностных лиц образования органов местного самоуправления и назначения муниципальных должностных лиц.

Данный принцип есть то общее правило, которое имеет свои исключения. Так, ст. 37 Закона от 6 октября 2003 г. предусматривает, что при проведении конкурса на замещение должности главы местной администрации по контракту 1/3 членов конкурсной комиссии назначается региональным парламентом по представлению высшего должностного лица (главы) соответствующего субъекта РФ. Контракт с главой местной администрации может быть расторгнут в судебном порядке на основании заявления главы субъекта РФ - в связи с нарушением условий контракта в части осуществления отдельных государственных полномочий.[4]

Деятельность органов местного самоуправления может прекращаться решениями органов государственной власти. Представительный орган местного самоуправления может распускаться законом субъекта РФ. Глава субъекта Федерации вправе своим правовым актом отрешить от должности главу муниципального образования, главу местной администрации. Однако названные действия органов государственной власти должны базироваться на судебных решениях, которыми установлено, что правовые акты, действия органов местного самоуправления противоречат действующему законодательству (ст. ст. 73, 74 Закона от 6 октября 2003 г.).

4. Запрет осуществления местного самоуправления органами государственной власти и государственными должностными лицами. Это существенная гарантия самостоятельности мест. Запрет осуществления местного самоуправления государственными органами и должностными лицами означает невозможность осуществления последними функций и полномочий муниципальных образований, органов местного самоуправления, прав и полномочий иных субъектов местного самоуправления.

Однако указанный запрет имеет свои изъятия. Закон от 6 октября 2003 г. предусматривает ряд случаев, при которых органы государственной власти субъектов Федерации вправе временно осуществлять отдельные полномочия органов местного самоуправления (ст. 75). При этом органы государственной власти не вправе осуществлять полномочия органов местного самоуправления по принятию устава муниципального образования, внесению в него изменений и дополнений, установлению структуры органов местного самоуправления, изменению границ территории муниципального образования, преобразованию муниципального образования.

5. Обязательность решений, принятых путем прямого волеизъявления граждан, муниципальными органами, должностными лицами в пределах их полномочий, и невозможность прямой отмены нормативных, индивидуальных решений муниципальных органов и должностных лиц государственными органами и должностными лицами. Федеральное законодательство не предусматривает и права государственных органов по приостановлению действия муниципальных актов.

Закон РФ от 6 июля 1991 г. "О местном самоуправлении в Российской Федерации" предоставлял право вышестоящим Советам народных депутатов, в том числе и Советам краевого, областного и т.п. уровня, отменять решения нижестоящих Советов, но только те, что не соответствуют законодательству. В настоящее время запрет на прямую отмену государственными органами муниципальных актов является абсолютным. Так, нельзя во внесудебном порядке отменить действие муниципального акта по мотивам его принятия муниципальным органом с превышением собственных полномочий.

6. Экономическая самостоятельность местного самоуправления. Глава 8 Закона от 6 октября 2003 г. закрепляет финансово-экономическую основу местного самоуправления. К этой группе норм примыкают правила о том, что наделение органов местного самоуправления отдельными государственными полномочиями осуществляется с одновременной передачей на места необходимых материальных и финансовых средств, что местному самоуправлению компенсируются дополнительные расходы, возникшие в результате решений органов государственной власти.

Однако сегодня именно незавидное финансово-экономическое положение многих местных органов делает уязвимой их политическую, организационную независимость от государства. На практике расширяются расходные полномочия муниципальных образований и, наоборот, сокращаются их собственные доходные источники. Отмеченное показывает ограниченность правовых гарантий местного самоуправления - последние важны, но не всесильны.

7. Судебная защита местного самоуправления. Законодательно установлено, что граждане, проживающие на территории муниципального образования, органы и должностные лица местного самоуправления вправе предъявлять в суд иски о признании недействительными нарушающих права местного самоуправления актов органов государственной власти и государственных должностных лиц, муниципальных органов и должностных лиц, предприятий, учреждений и организаций, общественных объединений.

Рассмотренные нами принципиальные положения закрепляют действительную децентрализацию мест в общегосударственном масштабе, по крайней мере, в плоскости конституционно-правового регулирования.

Осуществление полномочий государства на местах. Как же в условиях децентрализации мест государственный центр, субъекты РФ осуществляют свои полномочия на местном уровне? Государство сохраняет за собой ряд каналов властного присутствия в муниципальных образованиях. Среди них принятие законов, иных актов, в том числе закрепляющих права, обязанности субъектов местного самоуправления; создание собственных органов на местах, действующих наряду с муниципальными органами; возложение на муниципальные органы задачи выполнения отдельных государственных полномочий; разработка и принятие финансово-экономических и иных федеральных и региональных программ с муниципальной составляющей.

 

 

 

 

 

 

 

Категория: Контрольные работы | Добавил: Женча | Теги: принципы организации местного самоу, принципы местного самоуправления, муниципальное право
Просмотров: 683 | Загрузок: 149 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: